• Пн. Мар 1st, 2021

    Новости России и МИРА

    ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

    Дневник сочинского фестиваля искусств: почему виолончелисты сопят, премия Шостаковича для Чайковского и платья с люрексом

    Автор:Admin

    Фев 21, 2021

    Дневник сочинского фестиваля искусств: почему виолончелисты сопят, премия Шостаковича для Чайковского и платья с люрексом

    В Сочи прилетел Юрий Башмет, да как всегда не один, а с дочерью Ксюшей, оркестром и друзьями.

    Нынче в Сочи большая радость. Выпал снег, поэтому у сочинок появилась редкая возможность дефилировать в шубах, полушубках и прочих мехово-свадебных трофеях.

    Благо, что и дефилировать есть куда.

    В Сочи прилетел Юрий Башмет, да как всегда не один, а с дочерью Ксюшей, оркестром и друзьями.

    Дневник сочинского фестиваля искусств: почему виолончелисты сопят, премия Шостаковича для Чайковского и платья с люрексом

    19 февраля Юрь Абрамович открыл свой фестиваль гала-концертом. По этому случаю в Зимнем Дворце открыли выставку про Сочинский город-курорт. Украсили все летними платьями и красными лозунгами о том, какая здесь хорошая здравница, на зависть. Пока дамы дефилировали в своих шубах, между ними курсировали бабушки и предлагали купит буклет. Я не купил, потому что пообещали конферансье.

    Концерт открылся знакомой веселой музыкой вроде попурри из либертанго Пьяццолы и аргентинской: «а тико-тико здесь, а тико-тико тут, он прилетает и клюет мою муку». Правда, немножко помедленнее.

    Дневник сочинского фестиваля искусств: почему виолончелисты сопят, премия Шостаковича для Чайковского и платья с люрексом

    Весь номер я гадал, что это: Пьяццола или нет, потом вышел конферансье и сказал, что или нет. Это мировая премьера талантливого мексиканского композитора Габриэле Ортис.

    Конферансье, кстати, напоминал Максима Галкина, но был не Галкиным. А зал неистово хлопал, потому что народ не обманешь.

    Следующим номером Юрий Башмет сам взял в руки свой альт и посадил рядом на стульчики еще двух альтистов: девочку и мальчика. Когда начали играть, я подумал, что это настройка, но вскоре догадался, что это китайская музыка. И впрямь: звучала мировая премьера молодого китайского композитора Чжии Вана.

    Дневник сочинского фестиваля искусств: почему виолончелисты сопят, премия Шостаковича для Чайковского и платья с люрексом

    С высоты ложи хорошо обозревались видны макушки оркестра. Я заметил, что первые скрипки — лысые. Альты, наоборот, волосатые. У Юрия Абрамовича, например — чудесная шевелюра. Виолончели снова лысые. А контрабасы — наоборот, волосатые. Чтобы проверить догадку, я полез в интернет, но только набрал в фразу «Почему виолончелисты», как Яндекс подсказал «сопят». Ознакомиться с информацией я не успел, потому что на этом мировая премьера закончилась.

    Следом на сцену вышел новый глава города с огромным букетом алых роз. Что-то говорил в микрофон про лучик света, но, к сожалению, микрофон был отключен. Потом ему дали второй микрофон, но он тоже не работал. С третьим микрофоном случилась такая же напасть. Дали четвертый микрофон, но глава его и брать не стал. А зря. Юрий Башмет поцокал: цок-цок, и было слышно на весь зал. Четвертый отлично функционировал.

    Дневник сочинского фестиваля искусств: почему виолончелисты сопят, премия Шостаковича для Чайковского и платья с люрексом

    Впрочем, и без микрофона было понятно, что Юрия Абрамовича поздравляют с фестивалем, называют его лучиком света в темной сочинской ночи.

    Ох ты ж боже ж мой, как нам повезло! И третьим произведением тоже оказалась мировая премьера! Белорусский композитор Валерий Воронов написан «Энигму» для органетто и струнных. То, что пишет Воронов, обычно называют «акустическими полотнами» за то, что когда это слушаешь — хочется закутаться в полотно и направиться направлению к Михановичам. Но нынешняя композиция мне довольно-таки понравилось. Нет, петь под нее нельзя и домочадцам не насвистишь. Но в целом, колоритно, под девизом: домового ли хоронят, ведьму ль замуж выдают. Чтобы было страшнее, в зале выключили свет и пускали красные дьявольские огоньки.

    Меня пробрало, я испытал нечто похожее на органетто.

    На этом мировые премьеры подошли к концу и дальше пошли непремьеры, хотя тоже мировые.

    В жизни не забуду «Фантазии на ирландские темы для разных видов флейт» композитора Гарета МакЛернона. Дело в том, что раньше я думал, что менспрединг бывает только в метро. А теперь выяснилось, что и на сцене тоже бывает. Представьте, выходят двое. Один — британец, весь такой высокий, худой, рубашка в турецких огурцах. Второй вполне себе наш Максим Рубцов. А у ног у них, как плетень — выстроились разные флейты: от длинной, до сопелки толщиной в карандаш. Они эти флейты по очереди берут и играют. Причем, британец так невозмутимо играет, типа, ему все равно: большая или маленькая. А наш Максим играет так, будто у него не флейта в руках, а саксофон. Причем, чем меньше инструмент, тем шире он расставляет ноги. Когда дело дошло до сопелки размером с палец — я думал, музыкант на шпагат сядет.

    Публика аплодировала, само собой, публику не обманешь.

    Далее следовал элемент сюра и анахронизма. Композитор Чайковский на гала-концерте получил премию Шостаковича. Пока я размышлял, где подвох, на сцену и впрямь вышел композитор Чайковский, только не Петр Ильич, а другой, живой Чайковский, по имени Александр. Ему тоже вручили большой букет, а композитор так застеснялся, что от волнения оперся на голову одного скрипача.

    Ну и во втором отделении была самая красота, потому что сначала играла Ксения Башмет. А потом пела прекрасная Аида Гарифуллина всяческие популярные арии, которые даже я знаю вроде Иоланты и Русалки. На Аиде было белое платье в пол потрясающей красоты, а в области груди — сияли ярче айфонов в зале излучали сияние разнообразные сокровища: брильянты, рубины, сапфиры и дорогие аксамиты.

    Дневник сочинского фестиваля искусств: почему виолончелисты сопят, премия Шостаковича для Чайковского и платья с люрексом

    Аккомпанировал Аиде Всероссийский детский юношеский симфонический оркестр. И девочки в этом оркестре тоже были одеты очень модно: в сверкающие платья с люрексом. Нынче в таких ходит вся тусовка. Так что оркестр Башмета не только на сцене, но и на стиле.

    Публика устроила овацию, потому что публику не обманешь. Концерт получился понятный, народный, драйвовый и еще красивый.

    Как сказал бы поэт:

    С одной стороны гром, С другой стороны гром, Снег в воздухе! Прекрасно в ухе!

    На этом обзор первого дня фестиваля завершается. На завтра обещали балет. А из всех видов искусства сочинцы, как известно, больше всего любят балет и Аллегрову.

    Источник

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    *

    code

    Top.Mail.Ru