• Вс. Фев 28th, 2021

    Новости России и МИРА

    ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

    Ветераны Агентства печати «Новости» вспомнили, как будоражили читателей

    Автор:Admin

    Фев 21, 2021
    • «Мы хотели писать только правду»
    • Уступали даже цензоры
    • Интерес к советской женщине

    Ветераны Агентства печати "Новости" вспомнили, как будоражили читателей

    МОСКВА, 21 фев — РИА Новости, Евгения Стогова. Ветераны Агентства печати «Новости» в честь 60-летия со дня основания АПН вспомнили, как будоражили материалами английских читателей, показывали всему миру образ советской женщины и спорили о новом этапе социалистического мира, где был полный простор для идей и даже штатные цензоры уступали аргументам журналистов.

    «Мы хотели писать только правду»

    Экс-председатель Государственного комитета СССР по печати, ветеран АПН Николай Иванович Ефимов пришел в тогда еще Совинформбюро в 1956 году. Не столь давно закончилась война, на всех парах восстанавливали страну.

    «Я видел целые деревни, уничтоженные в годы Великой Отечественной. Я видел города, от которых мало что осталось. Нашей главной задачей было не допустить повторения войны, сделать мощной родную державу, чтобы не было соблазна у противников, которые имели ядерную дубинку, ею размахивать и что-то диктовать. А главный вопрос того времени для меня лично – объяснить Западу, хотят ли русские войны. Тогда появилось выражение «мирное сосуществование». Это был главный посыл, который мы несли в наших материалах», — утверждает журналист.

    В период работы в английском отделе АПН Николаю Ивановичу на глаза попалась книга воспоминаний маршала Василия Чуйкова, посвященная периоду 1942-1943 годов, вплоть до Сталинградской битвы. Было решено напечатать о ней статью. Кто бы мог предсказать последовавшую за материалом бурную реакцию английских читателей? Часть ответных писем даже опубликовали в журнале «Огонек».

    «Цензура была, безусловно. Но люди, которые с нами работали, они хотели писать только правду. А правда была на нашей стороне. Война оставила глубокий след во многих странах. И с их стороны чувствовалась великая благодарность за то, что мы сломали хребет вермахту, спасли людей от гибели в Освенциме и не только», — утверждает Ефимов.

    В 1942 году Уинстон Черчилль, выступая перед командующими, заявил: «Я хотел бы видеть Гитлера в гробу, а Красную Армию – на операционном столе». Перед правящими кругами Запада, как вспоминает журналист, стояла задача: все добрые чувства Советскому Союзу изничтожить. Историю начали умалчивать, а со временем – и вовсе переписывать. И люди, которые работали в Совинформбюро, это прекрасно видели.

    «Современное агентство изменилось. Мы так далеко ушли вперед технически. Допустим, телевидение. У нас не было его тогда. А то, что делает Маргарита Симоньян – это отличная, просто прекрасная работа. Поэтому она и вызывает такую ярость. Потому что правды они не хотят», — заключил Ефимов.

    Уступали даже цензоры

    Александра Ивановича Куранова пригласили в штат Агентства печати Новости осенью 1977 года из «Московского комсомольца». Гонорары в газете были копеечные, а к 30 годам – семья на руках, неработающая жена и съемная квартира. Кардинально менять стиль подготовки материалов не пришлось: требовались те же очерки, интервью и репортажи. Правда, появилась необходимость учитывать и специфику зарубежного читателя. Там, где для советской аудитории достаточно было просто упомянуть какое-то событие или некоего деятеля, для иностранной приходилось «разжевать», причем всего в паре слов.

    «Не обходилось, естественно, без пропаганды «советского образа жизни», а также деятельности ЦК компартии и правительства СССР. Учитывая, что в соцстранах люди тоже не лыком шиты, а слушают «вражьи голоса», бывают в турпоездках или по служебному обмену в СССР, где сами видят и наши достижения, и наши недостатки, то вести пропаганду надо было как бы вскользь, невзначай, чтобы «потемкинские деревни» не слишком выпирали между строк», — рассказывает Александр Иванович.

    Ваш браузер не поддерживает данный формат видео.

    Получив опыт работы за рубежом, Куранов вернулся в Москву в 1985-м, при первых «звуках» перестройки. Это была, по его словам, самая интересная пора из всех лет работы в АПН. Бесконечные споры о новом этапе развития как СССР, так и всего социалистического мира, полный простор для идей и слов в материалах, когда даже штатные цензоры растерянно уступали журналистским аргументам.

    «То, что прежде согласовывалось «в инстанциях» месяцами, а порой годами, теперь решалось за минуты. Так мы договорились за бокалом прекрасного местного вина с замглавного редактора главной партийной газеты Словакии, «Правды», Юрием Галасом о том, чтобы я вел по субботам в газете свою колонку с именной фотографией под названием «Сто строк о перестройке». Как мне рассказывали коллеги, эти мои заметки вызывали святое недовольство у местных номенклатурщиков, поскольку в Чехословакии к тому времени никакие перемены еще не начинались, а лидеры компартий пытались управлять своими согражданами в полном соответствии с давно устаревшими идеологическими догмами», — вспоминает журналист.

    Однажды, во время ожидания возможного, но ни с кем не согласованного интервью с Вацлавом Гавелом в театре «Латерна магика» в первые дни чехословацкой «бархатной революции» 1989 года состоялась примечательная история Александра Ивановича. Узнав о том, что в штаб диссидентов и их сторонников проник советский журналист, к нему подошел некий мужчина с усами и в крупных очках и настойчиво попросил немедленно связаться с посольством СССР в Праге и с Москвой, поскольку, по данным штаба, коммунистическая госбезопасность готовит вооруженные провокации у советских военных частей под Прагой.

    «В последующие два десятилетия я неоднократно брал интервью у этого мужчины с усами и в очках. Этот был Вацлав Клаус, будущий премьер и президент Чехии. А его просьбу я в тот вечер выполнил: немедленно отправившись из театра в посольство СССР, поднял для звонка в Москву с постели одного из руководителей диппредставительства и сам позвонил с его разрешения в Москву одному знакомому генералу, работавшему в АПН. Не знаю, насколько помогли умиротворению ситуации эти звонки, но, по крайней мере, никаких инцидентов в дни «бархатной революции» в Праге не произошло», — рассказывает Куранов.

    Интерес к советской женщине

    Специальный фотокорреспондент Владимир Юрьевич Вяткин АПН называет своим «родильным домом». В 1968 году свой профессиональный путь он начинал с нуля, на должности лаборанта.

    «Я был тогда художником и музыкантом. Мечтал быть историком искусства. Как вы думаете, сколько обыкновенный мальчик, без родителей, понимающий и любящий живопись, мог поступать в университет? 21 раз! Во время одной из попыток экзаменатор, который был намного моложе меня, четко сказал: «Я не могу вам по истории поставить 5, потому что вы читали Солженицына, Соловьева, Ключевского. А нам учебник школьный нужен». Тогда я пошел на журфак. Учился я легко, учился у очень интересных людей. Для меня университет был храмом интеллектуального человеческого общения», — рассказывает фотограф.

    Самого себя Владимир Юрьевич называет человеком «советского воспитания, советского образования и советского отношения к работе». В годы АПН во главе угла стояли ответственность и обязательность. Сейчас – свобода. Изменилась и творческая составляющая. Раньше на очерк мог уйти месяц, а то и пять лет, а результатом были публикации в десятках бумажных изданиях.

    «Ответственность была и индивидуальной, и коллективной. Сейчас иная культура и другой мир. Технологический», — отмечает Вяткин.

    За рубежом агентство, как утверждает Владимир Юрьевич, воспринимали с большим любопытством. Всякая выставка становилась открытием, особенно в странах Африки, Латинской Америки и Юго-Восточной Азии. Любая работа на World Press Photo, присланная из Советского Союза, становилась диковинкой. Особенно любопытной была социальная тематика.

    «Советская женщина вызывала самый большой интерес во всех, особенно в латиноамериканских странах, Никарагуа, например, а также в Африке. Они не представляли даже, как выглядят наши женщины! А мы показывали, что вот, мы культурные люди, у нас человеческие лица, мы умеем улыбаться, а не только держать оружие и говорить о войне», — отметил фотограф.

    Источник

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    *

    code

    Top.Mail.Ru