• Сб. Апр 10th, 2021

    Новости России и МИРА

    ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

    Друзья «мытищинского стрелка» Барданова раскрыли его прошлое и детали штурма

    Автор:Admin

    Апр 7, 2021

    «У него был патриотический настрой»

    Поделиться

    Персона “мытищинского стрелка» Владимира Барданова, 10 часов оборонявшего свой особняк в подмосковных Вешках, продолжает оставаться таинственной. До сих пор не ясно до конца, кем был этот человек — свихнувшийся пенсионер, бандит из лихих девяностых или озлобленный на весь мир коммерсант. Друг Барданова, адвокат Андрей Медведев и адвокат семьи Арслан Акавов рассказали нам о его прошлом, взглядах, семейных делах и ходе штурма.

    Друзья  «мытищинского стрелка» Барданова раскрыли его прошлое и детали штурма

    Владимир Барданов с дочерью

    Фото: Соцсети

    — Примерно 20 лет назад, — говорит Андрей Медведев. — Барданов обратился ко мне за юридической помощью. Попросил посмотреть материал по ряду арбитражных дел. Сразу отмечу, ни одно дело не касалось его лично.

    — Речь шла о строительстве ТЦ на Сокольнической площади. На тот момент там разгорался конфликт, одной из сторон была компания-застройщик, которая имела отношение к Барданову. Конфликт затрагивал его интересы. После передачи торговых площадей свои претензии дольщикам стали высказывать люди, которые не имели отношения к строительству.

    — Да, я приехал по просьбе нашего общего знакомого. Мы сидим, в комнату заходит Владимир Саныч, широко крестится. Я думаю про себя — что ж так напоказ-то, я тоже верю, но сижу помалкиваю… Думаю, что-то не то. А потом, пообщавшись, понял, что он так жил, для него это было естественно. Он это делал не для демонстрации, а потому что так жил.

    — За 20 лет я его ни разу пьяным не видел.

    — Он был православным верующим и никогда бы не стал кодироваться.

    — Да, но немного. Хотя отношения у нас были более чем доверительные. Общались на самые разные темы. Посмотрите, с какой периодичностью и продолжительностью шли наши разговоры (листает журнал в телефоне). С января по нескольку раз в неделю от 2 минут до 40 длились разговоры. Последний раз общались накануне случившегося.

    — В последнее время никаких деловых тем не обсуждали. Просто человеческое общение. Барданов — один из немногих людей, кому я мог позвонить и попросить: «Посоветуйте». Хотя он не намного меня старше. Вообще, он был сильной и харизматичной личностью.

    — Все, чем так или иначе занимался Владимир Саныч, все это он делал профессионально. Мотоциклы, например — в конечном счете он знал о них все. И так в любом виде деятельности. Очень начитанный и эрудированный был человек.

    — Тем не менее, в православии он разбирался великолепно. На уровне приличного богослова.

    — Случайно, как и все. Он крестился в сознательном возрасте, уже когда дети родились. У него четверо детей и девять внуков.

    — То, что по дурости оказался на «малолетке» — это рассказывал, но без деталей. Я узнал о том, что он привлекался, от кого-то из оперативников, уже когда его вновь пытались привлечь — за мошенничество. Обстоятельства весьма интересные: они вдвоем отобрали часы не у прохожего, а сняли у кого-то из своих знакомых. И, по-моему, это было, когда они были навеселе. И до дома после этого они не доехали, их приняли. 

    — Никогда. Кроме одной истории. Владимир всегда носил кресты на груди, и, когда его задержали, пытались снять цепь с шеи. Так обычно положено, в СИЗО не то что цепь, а ремень, шнурки подлежат обязательному изъятию. А он был единственным арестантом, с кого не смогли снять. Ни у кого рука не поднялась.

    — Никогда в жизни, ни одной клички не слышал — ни Князь, ни Механик, ни Царь, ничего. Даже близко не было.

    — Только на руках. Но я не помню, что там было, и поверьте, если бы они были с каким-то смыслом, я бы отметил это и запомнил. Коротко стригся — всегда налысо, короче, чем вы. Жаргонных слов от него никогда не слышал.

    — Все были простые люди. Ни на каких событиях, свадьбах, днях рождения никого не было.

    — Ни разу не видел у него в друзьях ни авторитетов, ни даже судимых, ни высокопоставленных силовиков.

    — Не так ведут себя люди, которые состоят или состояли в ОПГ. А уже тем более снабжающие преступников оружием.

    — Да и сами посудите, — вступает в беседу Арслан Акавов, адвокат, представляющий интересы семьи. — Как к нему пришли? Шесть сотрудников ФСБ и ГУУРа. С постановлением о проведении осмотра. Ни один здравомыслящий опер не пойдет к пусть даже бывшему опэгэшнику, оружейнику в дом с осмотром. А вдруг он финкой под ребро ударит или еще что-то? Такие вещи делаются по-другому: если бы Барданов имел такое прошлое, его под любым предлогом бы выманили из дома, проверить лицензию или еще что-то, и схватили бы врасплох, а потом бы уже зашли в адрес вместе с ним. Подконтрольно. А потом, даже бы если ничего не нашли, сказали бы: мол, ну извини, братан, сам понимаешь, какое у тебя прошлое. Они не шли к нему как к преступнику…

    — Упаси Господи. Даже если бы узнал, что кто-то из окружения причастен, ему не поздоровилось бы.

    — Был дома один раз. С супругой. Никого с наколками, все были с женами и детьми. Строители, бизнесмены. Все, как он. Был врач — Игорь Вячеславович. Военный пенсионер один, но он подполковник войск связи. Простые люди были.

    Друзья  «мытищинского стрелка» Барданова раскрыли его прошлое и детали штурма

    Фото: Лев Сперанский

    Как сейчас помню 55-летие Владимира. Он загрузил свой «Кадиллак Эскалейд» продуктами и гуманитарными товарами. И мы втроем — я, он и еще один друг, врач — поехали в монастырь в Галич. И весь его день рождения мы простояли на службе. 55 лет — где положено человеку быть? За столом! А мы поехали благотворительностью заниматься, переночевали в какой-то халупе и утром на службу. Бандит бы не поехал так.

    — В декабре-январе.

    — В основном на религиозные темы общались. О том, кто постится. Он готовил рыбу. Порубил сазана, в раскаленном масле в казане обжарил. Еще говорил, мол, карпа не люблю, а сазан дикий вкуснее. Делали все сами, у него острые маринованные перцы. Мужик какой-то пришел в гости из деревни. Пришел, принес продукты, мы вместе посидели. Гость бутылку водки поставил, но мы с Владимиром не пили. До случившегося последний раз говорили по телефону 1 марта. Тоже про пост, про Масленицу. Кто из наших родственников постится, кто дает слабину. Он говорил, что давно уже бросил кого-то из своих заставлять.

    — На Азовское море ездил.

    — Нет. Просто не интересовался…

    — У него был патриотический настрой и мнение, что деньги должны оставаться в России, — вступил в разговор Арслан. — Даже зарубежные подарки были ему чужды. Даже не одобрял, когда его дети куда-то летали. Но и не запрещал. Говорил: почему вы не ездите на Алтай, например.

    — Ходил. Но до определенного момента. Если знаете, патриарх наш целовался с папой римским. Владимир тяжело на это реагировал. Сначала реже стал ходить, а потом вовсе перестал. Он молился дома. Была своя комната молельная. Интересно, что там было выбито окно. А у него прямо в оконном проеме у основания была большая икона «Спас нерукотворный», уцелела чудом. Окно при этом в хлам.

    — Оружие он коллекционировал, сколько его помню. Но у него не было привязанности к вещам, чтобы он мечтал заполучить какой-то экспонат. Ничем конкретным не гордился.

    — Не было точно. То, что он не чурался труда, ни он, ни Нина Викторовна, супруга Барданова, — это факт. Помню, как-то приехали к нему. Февраль, было грязно, а он весь в белом был. Жена спросила что-то по поводу живности. А он как раз новый вид кроликов завел, короткошерстные такие, красивые. И говорит — пойдем покажу. Идет по грязи в белом. Ну как же так? И Нина Викторовна сама козу подоить ходила. Если бы он был князем или барином, у него были бы другие замашки.

    Друзья  «мытищинского стрелка» Барданова раскрыли его прошлое и детали штурма

    Фото: Лев Сперанский

    — Он покупал готовый дом. В смысле — коробку. По-моему, там история была, что владели им до него два брата-банкира. Он не строил там крепость, но все отделал, конечно. Ему на глаза попался какой-то журнал с похожими интерьерами. Владимир сказал: давай так же. Его все отговаривали, а он уперся: мол, давай попробуем. Получилось то, что получилось.

    Расписывали мастера. Расписано по технологии, как делаются фрески. Художница занималась этим. И только в одном зале есть изображения с Бардановым, фото, что публикуют СМИ, где он в одежде, в которой никогда обычно не ходил. В остальном дом расписан библейскими сюжетами. Много элементов из бетона.

    Говорю, он был человеком увлеченным. Главной его гордостью была лестница, идущая через весь дом. То, что он ее взорвал, — не соответствует действительности. Так вот, перила на ней целиком и полностью тянутые из раствора. А смотрятся мраморными, без единого шва. Это отдельное произведение искусства. Картины из бетона.

    — Как я помню, Нина Викторовна нашла объявление, поехали, посмотрели и взяли его. В ту пору цены на недвижимость упали сильно.

    — Семья большая, хотели большой дом. Купили давно, но и ремонтировали долго. Снимали в частном секторе в районе Видного дом.

    — Напротив строение. Там гараж, бассейн и жилое помещение.

    — Нет, только с постановлением. Там говорилось о подозрении в причастности к незаконному обороту оружия. У меня есть подозрение, что весь этот оружейный рынок специально создан и контролируется спецслужбами, потому что запчасти можно купить абсолютно открыто и легально. Есть информация, что Владимир так и засветился на покупке каких-то частей к своему оружию. Может, что-то пытался переделать. Я не знаю. То, что они пришли именно по теме оружия — это так. Но сами обстоятельства прихода говорят, что они не шли к нему как к оружейному барону. Информации о каком-то преступлении у них не было. Шли как к обывателю. С запасом 29 стволов говорить о торговле — это бред. И если бы он занимался этим — в доме бы было оборудовано хранилище, тайники, а этого ничего нет.

    — Когда приехали оперативники, Нина пошла посмотреть, кто пришел. Они ей предъявили бумагу. Она слепая и глуховатая. Она сказала: никого в дом не пущу, идите отсюда. Пошла домой, они впереди нее. Домработница дверь открыла, они ее оттолкнули, она испугалась и закричала. Владимир увидел их и побежал наверх. В кабинете, видимо, что-то лежало. Взял и открыл огонь. Бросил две гранаты.

    — Несколько ступенек вверх — и уже первый этаж. Он не вровень с землей, а чуть над. Там и был его кабинет. При этом ни одного трупа. Ранение рикошетом — это сами ребята сказали. Думаю, что если бы он хотел кого-то завалить, то сделал бы это. Тем более что все было с достаточно близкого расстояния. Во дворе остекленная беседка. Все стекла целы. Если бы он фигачил, как говорят, она бы рассыпалась.

    — Я видел, что спецназовцы зашли достаточно далеко. Видно было по огню, что до второго этажа они дошли. Ну и пробоины в колоннах и стенах говорят об этом.

    — Спальня, детская. Два крыла. Слева санузел.

    — Не видел, чтобы это было разбросано по дому. Не знаю. Сверху, где он занял оборону, — вряд ли, там была детская.

    — Мне позвонил его сын Сергей с телефона Нины Викторовны. Говорит: приезжай, отец начал стрелять и бросил две гранаты в пришедших сотрудников. Я собрался и поехал. Ехал долго из-за пробок, прибыл около 15.00. Штурма еще не было, но «тяжелые» уже готовились, сосредоточились перед воротами. Как раз возле зоопарка. Попросился поговорить с ним. В это время Серега говорил по мегафону. Попросили, чтобы Лена (дочь) поговорила. Она поплакала в громкоговоритель. Попросила отца включить телефон.

    — Да. Я много раз пытался дозвониться, он был недоступен.

    — Я очень коротко в открытом эфире прочитал молитву. Попросил включить телефон, чтобы поговорить без свидетелей. Внутрь дома никого не пускали. Серега просился. Нина Викторовна изначально, когда началась стрельба, просила пустить, уверяла, что найдет слова, и муж перестанет стрелять и выйдет. Ее не пустили.

    — Никого. Они были вдвоем с женой и домработница. Женщины так и остались на входе снаружи. В доме напротив была Лена с двумя детьми и мужем. К ним зашли и по очереди их вывели.

    — Вообще никак. Ни по окнам не показывал ничего, ни кричал. Серега очень долго уговаривал, но, к сожалению, бесполезно.

    — Нет. Кто-то прислал фотографию, но на ней разобрать ничего невозможно. Причина смерти до сих пор неизвестна.

    — Пока ничего не известно. По опыту, думаю, не раньше, чем через месяц. Хоронить будут, скорее всего, рядом с родителями Нины Викторовны.

    — Нет.

    — Пока без комментариев.

    — Одна и на всю жизнь. Жена его сына говорила: мол, я бы хотела дожить до 60 лет, чтобы муж меня при этом под столом за попу щипал.

    — Ну, тачки были ближе к тем временам, когда мы только познакомились. У Владимира был «Мерседес Макларен». Таких всего в Москве было два. Он был расписан аэрографией, какой-то мифологический сюжет, а-ля Финист-Ясный сокол на капоте. Когда-то была «Бентли», не новая, а которая действительно представляет интерес, с тех времен, когда машины делали из железа. «Хаммер», «Эскалейд». На мотоциклах катался всегда. Разные были, но последнее время он и не ездил.

    — Знаю, занимался строительством. Самое последнее — сдача в аренду нежилых помещений.  

    — Никогда такого не было. Он не нуждался в охране и не считал себя какой-то цацей, чтобы его стерегли.

    — Ну, нравился ему такой образ жизни. Но только для себя — не хотел он перед кем-то впечатление произвести. Для себя все это было.

    — Смотрите. Сидим в машине возле музея Советской армии. Подъезжает наряд полиции, проверяет документы. Я начинаю с ними собачиться. А он улыбается, с ними нормально разговаривает. Помню, ребята были конкретно неправы, а он спокойно реагирует, когда я ждал, что он мог бы и забыковать на них. Я ему говорю, Владимир Саныч, что вы бездействуете, а он мне: они тоже люди, все нормально.

    — Не было такого. Наоборот, его везде Бог за ручку вел. Даже когда он был в розыске. Заходит в помещение, вспоминает, что арбуз забыл купить, через другую дверь выходит, а в главный вход по его душу наряд заходит. И так всегда. Когда мне про выстрелы в Вешках сказали, я, правда, не поверил. Реально.

    Расскажу ситуацию. Кто-то из арендаторов подает иск. Я ему говорю, что надо меры предпринимать, строить линию защиты. Он говорит: давай помолимся, как Бог решит, так и будет. И по щелчку пальцев выиграл дело. Никаких движений не предпринимали, все, что надо было, сделали сами оппоненты. И из таких примеров соткана вся жизнь Барданова.

    — Не будем обсуждать, кто там первый на кого написал. На мой взгляд, там не было правых или виноватых. И дело прекратили из-за отсутствия состава преступления.

    — Все было по закону.

    — Он был под стражей. В Москве. Некоторое время провел в СИЗО.

    — Да. Он лежал в больничке, в изоляторе, не помню, почему. К нему пришел следователь, стал допрашивать. И тут, наверное, можно привести единственный пример — Барданов вырвал у него протокол и порвал его прямо перед следователем. И сказал ему: иди отсюда.

    — Я помню этот эпизод смутно и только потому, что Владимир ни одного дня не прятался. Чтобы перестраховаться, я предложил ему спрятать к себе в гараж его «Макларен». Представляете, находясь в этом псевдорозыске, он рассекал по городу на эксклюзивном авто, и никто его не останавливал. Он подумал, согласился. А через неделю забрал машину. Кончилось все тем, что розыск отменили.

    Разумеется, тот образ, который нарисовали друзья Владимира Барданова, плохо вяжется с человеком, устроившим маленькую войну в коттеджном поселке 30 марта. Понятно, что как минимум «мытищинскому стрелку» было что скрывать от полиции. И это «что-то» он был готов прятать до последнего вздоха. А значит, эта криминальная история принесет еще немало сюрпризов.

    В усадьбе «мытищинского стрелка» Барданова нашлись странные изваяния

    Друзья  «мытищинского стрелка» Барданова раскрыли его прошлое и детали штурма

    Смотрите фотогалерею по теме

    Источник

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    *

    code

    Top.Mail.Ru